Раскрыта офф-шорная сеть бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова

Внутренний отчет эстонского отделения банка Swedbank раскрыл офшорную сеть, построенную бизнесменом и бывшим министром «Открытого правительства» России Михаилом Абызовым. На счета его 70 компаний из Белиза, Сингапура, Кипра и Британских Виргинских островов поступило 860 миллионов долларов с 2011-го по 2016 годы. Часть офшоров владела предприятиями в России, одна компания использовалась для вывода средств за рубеж, а на другую была оформлена роскошная вилла в Тоскане. А менеджер банка, который должен был следить за «чистотой» транзакций, помогал переводить деньги между офшорами. Об этом пишет «Новая газета».

офф-шорная сеть Михаила Абызова
офф-шорная сеть Михаила Абызова

По данным совместного расследования «Новой газеты», Центра по изучению коррупции и организованной преступности (OCCRP), шведского телеканала SVT и эстонской газеты Postimees, счета для офшоров Михаила Абызова стали открываться в 2011 году. О некоторых из компаний СМИ уже сообщали раньше, но сегодня стало известно о настоящих масштабах офшорной сети Абызова.

Он оказался одним из клиентов Swedbank, руководство которого обвинили в отмывании денег. По данным журналистов SVT, c 2008-го по 2018 год через его эстонское крыло прошло более 135 млрд евро нерезидентов — в основном российских клиентов. После публикации материала власти Эстонии и Швеции начали совместную проверку, а глава эстонского Swedbank Роберт Китт был уволен.

Что касается Абызова, то на счета его 70 компаний в Swedbank поступило 860 млн долларов, а 770 млн было выведено. Помогать Абызову в трансферте денег мог свой человек в эстонском отделении банка.

Согласно отчету, у одного из клиент-менеджеров банка был обнаружен калькулятор PIN-кодов, который генерирует уникальные цифровые коды для получения информации и управления счетом удаленно. Он использовался для перевода денег одной из компаний Абызова. Этот сотрудник банка, Алексей Эверсон, уволился в начале 2017 года, когда счета офшоров Абызова уже были закрыты. В апреле того же года Эверсон стал директором кипрской Anduril Enterprises Ltd, связанной с Абызовым.

Подозрения по поводу Эверсона содержатся в еще одном конфиденциальном отчете, посвященному другому иностранному клиенту-нерезиденту. Обсуждая транзакцию со своим коллегой, Эверсон сказал, что этот перевод денег был «не самой чистой из сделок». Сам Эверсон сообщил, что никогда не проводил никаких транзакций с помощью клиентского калькулятора PIN-кодов. Он также усомнился в компетентности авторов отчета, полученного журналистами, и уточнил, что прошел «несколько собеседований на работу» и принял предложение компании Абызова, когда стало понятно, что Swedbank собирается перестать сотрудничать с иностранными клиентами.

Эстонское отделение банка отказалось от комментариев, сославшись на продолжающиеся расследования в Эстонии и Швеции. Адвокат Михаила Абызова получил вопросы относительно расследования, но не смог оперативно передать их своему клиенту, находящемуся под арестом.

По данным расследования, как минимум 38 из 70 компаний Абызова владели или продолжают владеть крупными российскими активами в электроэнергетике, мосто- и машиностроении, добыче угля и агропромышленности. Им, в частности, принадлежат центр Digital October, занимающийся проведением деловых мероприятий и поддержкой образовательных проектов, профессиональное сообщество русскоязычных врачей «Доктор на работе», пансионат «Энергетик», принадлежавший ранее РАО ЕЭС, кардиологический санаторный центр «Переделкино», управляющая компания самого крупного новосибирского бизнес-центра класса А «Кронос» и ликвидированная по причине банкротства компания, владеющая сетью центров «Планета развлечений».

Часть сделок купли-продажи российских активов была заключена, когда Михаил Абызов был министром и не имел права заниматься предпринимательской деятельностью. До 2017 года он должен был декларировать свои доли в компаниях, в том числе и иностранных. Делал ли это экс-министр, можно узнать, только ознакомившись с его полной декларацией, так как в публичной части, доступной гражданам, информации о компаниях не содержится. С 2017 года, после внесения в закон изменений, Абызов уже не мог иметь никакого отношения к офшорам.

Тем не менее с 2012-го по 2018 годы офшоры Абызова участвовали в сложных сделках в России, в том числе по покупке акций крупнейшего российского предприятия тяжелого энергомашиностроения «Элсиб», о чем, как предполагают эксперты, экс-министр не мог не знать. Как заявил заместитель директора «Трансперенси интернешнл — Россия» Илья Шуманов, с учетом сложной структуры компаний Абызова можно предположить, что инициатива по ключевым внутрикорпоративным сделкам и консолидация активов в офшорах исходила именно от экс-министра.

Дело Михаила Абызова

Михаил Абызов был арестован в марте. Ему предъявили обвинение в участии и создании организованного преступного сообщества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК РФ) и особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии СК РФ, Михаил Абызов в период с апреля 2011-го по ноябрь 2014 года, «являясь бенефициарным владельцем ряда офшорных коммерческих организаций, создал и возглавил преступное сообщество» как минимум с пятью соучастниками.

Это один из бывших руководителей бизнес-группы RU-COM 45-летний Николай Степанов, экс-гендиректор энергокомпании ОАО «Сибирская энергокомпания» (СИБЭКО) 50-летний Александр Пелипасов, 49-летний бывший глава компании ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) Сергей Ильичев, 42-летний зампред совета директоров РЭС Максим Русаков и 49-летняя замгендиректора по экономике и финансам Новосибирской ГЭС Галина Фрайденберг.

По данным следствия, Абызов путем обмана акционеров СИБЭКО и РЭС, осуществляющих на территории Новосибирской области производство и передачу электроэнергии, похитил у них 4 млрд рублей и вывел за рубеж.

В СК РФ особо подчеркивали, что хищения, совершенные Абызовым и его сообщниками, «поставили под угрозу устойчивое экономическое развитие и энергетическую безопасность ряда регионов страны», в том числе Новосибирской области и Алтайского края.

Адвокаты фигурантов дела утверждают, что обвинение строится вокруг одной сделки, в ходе которой Абызов и его компаньоны приобрели 100% в четырех энергокомпаниях, после чего продали акции ФГУП «Алмазювелирэкспорт» за 4 млрд рублей, направив деньги в офшорные компании.

Руководство ФГУПа посчитало, что стоимость сделки завышена. По оценкам следствия, «стоимость компаний составляла 186 026 718 рублей 11 копеек». Потерпевшими выступают руководство ФГУПа и участвовавшие в сделках акционеры СИБЭКО и РЭС, не знавшие об их противоправности. По словам адвокатов, их подзащитные утверждают, что сделка была рыночной, а конфликт вокруг нее искусственно переведен в уголовную плоскость.

Арест денег на счетах Абызова и связанных с ним компаний следствие объясняло тем, что обвиняемый, находясь под стражей, пытался перевести со своих счетов более 30 млн рублей «доверенным лицам» — гражданской жене Валентине Григорьевой и сыну. Причем часть денег Григорьева потратила на адвокатов, указывали следователи.

Абызов, со своей стороны, утверждал, что из-за ареста счетов и акций оказалась блокирована деятельность более 20 компаний. А это чревато социальной напряженностью. Один из адвокатов экс-чиновника Александр Аснис пояснил, что блокировка счетов может привести к остановке выплат зарплат и поставит под угрозу обязательства перед многочисленными контрагентами. По его словам, целые предприятия остаются без средств и возможностей к существованию. Между тем в августе в отношении него возбудили еще одно уголовное дело — о незаконном предпринимательстве.

 

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий

*

два × четыре =