Бывшему гендиректору Merlion долг вернули напалмом

Олег Карчев, Владислав Мангутов, Алексей Абрамов (слева направо в первом ряду) и Вячеслав Симоненко (второй слева во втором ряду). Фото 2013 г.

“Ъ” стали известны предполагаемые мотивы и обстоятельства покушения на Вячеслава Симоненко — бывшего гендиректора одной из крупнейших дистрибуторских компаний на российском IT-рынке — Merlion. По версии самого потерпевшего и следствия, поводом для нападения, в ходе которого господина Симоненко с помощью напалма пытались сжечь вместе с загородным домом, стал конфликт с совладельцами Merlion. От них господин Симоненко добивался выплаты $4,5 млн, которые были выручены от продажи акций компании Tegrus. В свою очередь, акционеры, ставшие сейчас обвиняемыми, не хотели платить, поскольку заподозрили бывшего топ-менеджера в хищениях.

Как рассказал “Ъ” Вячеслав Симоненко, нападение на его дом под Красногорском произошло в ночь на 5 сентября 2015 года. По словам бизнесмена, его семье сильно повезло, поскольку жена и две малолетние дочери ночевали не в старом доме, где был совершен поджог, а в новом, расположенном на том же участке.

«Тогда ко мне приехал брат, и мы оставили его ночевать в старом доме,— рассказал господин Симоненко.— А я, жена и дочери отправились в недостроенный двухэтажный дом».

Позже брат рассказал Вячеславу Симоненко, что проснулся в три часа ночи, минут за десять до нападения, чтобы одеться и пораньше выехать из Красногорска. Но в этот момент разбилось оконное стекло и в комнату залетела бутылка с зажигательной смесью. Другая бутылка попала в стену дома, которая сразу загорелась.

Несмотря на то что в бутылках был самодельный напалм, пожар удалось потушить и обошлось без жертв.

Кто именно напал, выяснилось благодаря записям установленных на участке камер видеонаблюдения. «На них было хорошо видно, как двое преступников бросают в мой дом бутылки с зажигательной смесью»,— сообщил господин Симоненко. Он отметил, что нападавшие, скорее всего, знали о расположении камер. «Они были установлены с участием сотрудников службы безопасности Merlion,— отметил собеседник “Ъ”.— Поэтому уверен, что этих двоих проконсультировали на счет камер. Однако ночью прошел дождь, и дорога у дома превратилась в грязь, поэтому мужчинам пришлось подойти ближе к дому, где их и зафиксировала одна из камер».


Поджог дома Вячеслава Симоненко

Сразу после происшедшего господин Симоненко написал заявления в полицию, следственный отдел Следственного комитета России (СКР) и прокуратуру Красногорска. Однако уголовное дело возбуждать не стали, а его материалы, по словам господина Симоненко, были и вовсе утеряны. Потерпевший не сомневается, что к этому также были причастны его бывшие работодатели.

«После того как в 2013 году я покинул пост гендиректора Merlion, меня назначили руководителем нового подразделения — Merlion Project (позже переименовано в Tegrus.— “Ъ”), ставшего независимым интегратором в группе компаний Merlion»,— рассказал господин Симоненко. По словам бизнесмена, ему удалось увеличить оборот компании на 60%, но в январе 2015 года его вызвали к себе учредители Merlion и сказали, что «надо расходиться». Вячеслав Симоненко может лишь предполагать, с чем это было связано, но не исключает, что акционеры «решили вернуть бизнес Tegrus в Merlion». Для этого стороны пришли к заключению, что Вячеслав Симоненко должен продать свою долю в Tegrus другим акционерам, но то, как это было сделано, потерпевшего категорически не устроило. «За мою 17-летнюю карьеру в компании было накоплено около $5 млн, которые я хранил на счетах Merlion,— уточняет Вячеслав Симоненко.— Поэтому я хотел, чтобы мне вернули мои деньги и активы на эту сумму. Совладельцы Merlion сначала не спорили, обещая все вернуть. Но после того как я получил $500 тыс. и нотариально оформил акции ООО «Тегрус» ценой $2 млн на их человека, выплаты прекратились». В результате, утверждает потерпевший, он недополучил как минимум $4,5 млн.

По словам господина Симоненко, он пытался объясниться с нынешними обвиняемыми по уголовному делу, но те заявили, что он сам похитил у Merlion крупные суммы, хотя в начале диалога с ним акционеры полностью подтверждали, что должны деньги. «В 2015 году совладельцы Merlion не объяснили, в чем конкретно меня подозревают,— отметил потерпевший,— и лишь позже я узнал, что они получили от Бориса Левина (топ-менеджер компании, отвечавший за безопасность.— “Ъ”) выписки с каких-то зарубежных счетов, которые якобы принадлежали мне. Но я ответил, что готов с адвокатами Merlion посетить эти банки, чтобы они убедились, что никаких счетов не существует».

Соучредителей Merlion эти объяснения, видимо, не устроили, что и привело к дальнейшему конфликту. Судиться с ними господин Симоненко не стал, так как, по его словам, опасался за безопасность себя и своей семьи.

«В июне 2019 года я снова подал заявление о поджоге и покушении 2015 года в красногорский отдел СКР, там его приняли и начали проверку, но закончилось она тем, что через пару месяцев на меня напали у ресторана «Загородный очаг» в подмосковном Одинцово,— рассказал господин Симоненко.— Когда я вышел на улицу, на меня набросились двое, но я смог отбиться. Мне просто повезло». Заявление о нападении, поданное господином Симоненко в отдел СКР по Одинцово, расследовалось с тем же успехом, что и в Красногорске.

По моим данным, осенью 2019 года Олег Карчев (один из акционеров Merlion.— “Ъ”) встречался с тогдашним заместителем начальника ГСУ СКР по Московской области Александром Сарафановым»,— утверждает господин Симоненко, полагая, что после этого проверки по его заявлениям и оказались под сукном.

Собеседник “Ъ” отмечает, что в деле есть свидетельские показания «должностных лиц» СКР и прокуратуры, которые подтверждают факт давления на следствие со стороны господина Сарафанова. Тогда заявитель обратился к председателю СКР Александру Бастрыкину, и это, по его словам, «сработало». После того как генерал юстиции России взял ситуацию под свой контроль, материалы проверки передали из ГСУ СКР по Московской области в следственный главк комитета по Москве, и в феврале 2020 года наконец было возбуждено уголовное дело по факту покушения на убийство и умышленной порчи имущества (ст. 30 и ст. 105 УК, а также ст. 167 УК), а господина Сарафанова в том же месяце указом президента сняли с должности.

В деле, по словам потерпевшего Симоненко, имеются и свидетельские показания о возможном получении бывшим замначальника ГСУ СКР Подмосковья взятки за невозбуждение уголовного дела, но ход им пока, очевидно, не дали.

После возбуждения уголовного дела о покушении на убийство, его оперативное сопровождение осуществляли сотрудники МУРа и регионального УФСБ. Они и вышли весной 2020 года на одного из поджигателей дома господина Симоненко, оказавшегося участником боевых действий на востоке Украины. Тот дал признательные показания, за что ему, видимо, оформили явку с повинной. Исполнитель в подробностях рассказал об организации заказного покушения на убийство. А в конце октября прошлого года следователи СКР и оперативники задержали соучредителей Merlion Олега Карчева, Владислава Мангутова, Алексея Абрамова и топ-менеджера Левина. Последний, по версии следствия, и являлся организатором нападений, заказанных, очевидно, акционерами крупной компании. Во всяком случае, именно ветеран Донбасса сообщил следствию, что ему предложил заработать убийством господин Левин. Правда, раскаявшийся боевик утверждает, что, узнав примерно за час до нападения о том, что в доме могут быть дети, свои бутылки кинул в стену, давая им возможность выбраться из помещения. Второй исполнитель преступления, напротив, целился в окно. Правдивость показаний исполнителя подтвердило исследование на полиграфе, пройденное им в главном управлении криминалистики СКР. Отметим, что ту же процедуру по требованию следствия прошел и потерпевший Симоненко.

В последний раз Хорошевский райсуд Москвы продлил арест обвиняемым по этому делу до 6 февраля 2021 года. Однако, утверждает Вячеслав Симоненко, даже из СИЗО от них исходит угроза. Одному из ключевых свидетелей по делу — бывшему топ-менеджеру компании Merlion Евгению Савельеву (покинул компанию после конфликта с акционерами), по словам господина Симоненко, также неоднократно поступали звонки с угрозами, в том числе из изолятора, и требования об изменении его показаний.

16 января Евгений Савельев пропал, не выходит на связь с родственниками и знакомыми, а его поисками занимаются оперативные службы МВД.

Сам потерпевший Симоненко, по его словам, 13 января встречался с представителем обвиняемых по инициативе последних, который сказал, что им вскоре могут изменить меру пресечения, поэтому теперь важно, с каким настроением они выйдут из СИЗО. После этого «решальщик», по словам господина Симоненко, предложил ему $10 млн за изменение показаний и «лояльность по делу», а после отказа предложил подумать о жене и детях.

Как полагает господин Симоненко, одним из мотивов покушения на него было и то, что он владел конфиденциальной информацией о предполагаемом теневом бизнесе акционеров Merlion.

Осенью эти данные были переданы следствию и в ФСБ, но так и не стали предметом уголовного расследования.

Адвокаты совладельцев Merlion общую позицию еще не выработали, а их подзащитные отрицают свою причастность к нападениям на господина Симоненко. При этом они подтверждают, что конфликт с бывшим топ-менеджером связан с выплатой денег за уход из компании. Адвокат Владислава Мангутова Вадим Лялин выразил “Ъ” уверенность, что по крайней мере двое из четверых обвиняемых «точно не могут быть причастны к преступлению». «Я говорю о Мангутове и Абрамове,— отметил защитник.— Уверен, что в действиях этих фигурантов следствие не сможет найти ни умысла, ни подтверждения их участия в сговоре с целью убийства».

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий