Десятилетка «вызывающего потребления» Собянина

Марат Хуснуллин и Сергей Собянин (справа)

Десять лет назад Сергей Собянин стал мэром Москвы. Он обещал побороть коррупцию, победить пробки, улучшить образование и медицину для граждан. Борьба с пробками не ограничилась масштабными стройками, превратившись еще и в бесконечное улучшение тротуаров и бордюров. А с борьбой с коррупцией и вовсе случилась странность — госзаказ Москвы становится все менее открытым, а среди бенефициаров обнаруживаются вовсе непрозрачные компании.

Как мы считали

Рейтинг поставщиков Москвы составлен по данным о закупках и контрактах заказчиков, отвечающих за содержание и развитие инфраструктуры города, включая строительство жилья, улично-дорожной сети и метро, благоустройство улиц и общественных территорий, капитальный ремонт и коммуникации.

Исследуется период последних 10 лет (01.01.2011 — 31.07.2020)

Для оценки доходов и расходов бюджета Москвы использовались информация из законов об исполнении бюджета Москвы и данные сайта budget.mos.ru — использовались данные о показателях бюджета.

Для оценки сумм контрактов с коммерческими компаниями использовались данные ЕИС в сфере закупок и портала поставщиков Москвы о контрактах 440 юридических лиц, являющихся распорядителями бюджетных средств в правительстве Москвы, подведомственными им организациями и их дочерними компаниями. Не учитывались контракты на поставку лекарственных препаратов, медицинского оборудования и изделий, оборудования для образовательных учреждений и связанных с этими сферами услуг.

Данные о поставщиках основаны на сведениях ЕИС в сфере закупок по 44 ФЗ и на сведениях Портала поставщиков для контрактов по 223 ФЗ, заключенных начиная с 2018 года и до 31 июля 2020 года включительно. Сведения могут быть неполными, так как публикация контрактов на портале поставщиков не является обязательной, а сведения о поставщиках по контрактам по 223 ФЗ, заключенным до 2018 года, могут отсутствовать.

Для оценки объема госзаказа, полученного поставщиками от АО «Мосинжпроект», кроме контрактов компании использовались также завершенные закупки. В случае, если с закупкой не связан контракт или информация о поставщике по нему отсутствует как в ЕИС, так и на Портале поставщиков Москвы, поставщиком считалась компания, признанная, по материалам закупки, победителем конкурса или единственным допущенным к конкурсу участником.

Не учитывались контракты, заключенные с поставщиками-представителями естественных монополий (РЖД, АО «Мосводоканал», ГУП «Мосводосток», «Мосэнергосбыт»). Однако учитывались контракты, заключенные ими в качестве заказчиков.

Для оценки динамики финансовых показателей казенных и бюджетных учреждений использовались данные сайта для размещения информации о государственных (муниципальных) учреждениях.

«Москва — в общественном сознании лидер по коррупции в России», — заявил Сергей Собянин 10 лет назад, 18 октября 2010 года, выступая перед депутатами Мосгордумы. Через три дня они утвердили его в должности мэра российской столицы. Тогдашний президент России Дмитрий Медведев призвал его бороться не только с коррупцией, но и с пробками, сковавшими столицу. По крайней мере за вторую задачу Собянин принялся энергично: в Москве построено Московское центральное кольцо, десятки новых станций метро и сотни километров дорог. Перед перевыборами мэра в 2018 году звезды российского шоу-бизнеса, агитируя за Собянина, один за другим замечали, как «похорошела Москва».

Бюджет Москвы в 2020 году — это треть всех остальных региональных бюджетов России, вместе взятых. Другие регионы России сильно отстают по общему объему доходов и расходов, и только если считать бюджет на душу населения, Москву обгонят несколько сырьевых территорий — Чукотка, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Сахалин.

В распоряжении Собянина за десять лет его правления Москвой оказалось на 12,5 трлн рублей, или почти в три раза больше, чем за предыдущую десятилетку у его предшественника, Юрия Лужкова. При этом будет ошибкой думать, что основное богатство принесли Москве крупные предприятия-налогоплательщики, зарегистрированные в столице. Основной и самый быстрорастущий доход казны — это налог на доходы простых граждан. От НДФЛ город получил в 2019 году в 2,2 раза больше, чем в 2011 году, а сборы налога на прибыль выросли только в 1,5 раза.

Совокупный прирост доходов от налога на прибыль предприятий в 2012-2019 годах составил 670 млрд руб., а доходов от НДФЛ — 2 трлн руб.

Как же мэр потратил деньги граждан?

В целом за десять собянинских лет Москва израсходовала на инфраструктуру и благоустройство — 8,5 трлн руб., на социальные статьи — 9 трлн. Например, в 2019 году доля социальных расходов в бюджете Москвы — 42%. Такое распределение — редкость для бюджетов регионов, где соцрасходы обычно составляют 60-70% и более бюджета.

Для того, чтобы осваивать эти колоссальные деньги гибко и свободно, правительству Собянина пришлось придумать определенные схемы. Этот термин, любимый российскими чиновниками и господрядчиками, в Москве выглядит очень обоснованно.

За 10 лет восемь департаментов и комитетов стройкомплекса Москвы, двадцать различных бюджетных и казенных предприятий и несколько десятков АО и ООО распределили 4,3 трлн рублей — это крупнейший заказчик в городе. Одновременно они сами стали исполнителями контрактов минимум на 1,2 трлн рублей. Эта сумма может быть больше, так как не все заключенные ими контракты по 223-му закону опубликованы и содержат сведения о подрядчиках.

Более десяти организаций, учредителями которых являются департаменты стройкомплекса и «Мосинжпроект», сами выступают и как подрядчики, и как заказчики строек. Причем многие из них опять же возглавили земляки и коллеги Хуснуллина. Так, одну из дочерних компаний «Мосинжпроекта», АО «Управление экспериментальной застройки микрорайонов» (УЭЗ), возглавил казанский строитель Альберт Суниев, а другую, АО «Управление развития строительных технологий» (УРСТ), — его земляк Владимир Логинов. За десять лет две эти фирмы стали крупнейшими заказчиками среди всех дочерних организаций «Мосинжпроекта» — на двоих получили контрактов на 105 млрд, а раздали — на 110 млрд. Кроме госконтрактов, у этих компаний стройкомплекса есть другие источники дохода — например, продажа квартир в домах собственной постройки.

Таким образом, фактическое распределение контрактов вынесено за пределы правительства Москвы и его подведомственных учреждений. Это позволяет управлять деньгами более гибко, но самое важное — минимизировать внешний контроль.

На менее прозрачный 223-й закон стали переходить бюджетные учреждения Москвы. Заключать по нему договоры они могут, если расходуют «самостоятельно заработанные средства». А это в том числе деньги, полученные по контрактам с другими учреждениями, принадлежащими Москве — то есть деньги, полученные из бюджета, становятся основанием, чтоб не раскрывать их трату, так, например, зарабатывает ГАУ «Научно-исследовательский аналитический центр». Кроме того, доля контрактов по 223-му закону выросла, поскольку все больше и больше контрактов стали распределять акционерные общества, принадлежащие Москве, такие как тот же «Мосинжпроект». Он, став «управляющей компанией» стройкомплекса Москвы, фактически распоряжается госзаказом, хотя по Бюджетному кодексу госзаказчиками могут быть только получатели бюджетных средств, финансируемые напрямую из бюджета.

Это стало возможным отчасти благодаря приватизации имущества Москвы. Еще начиная с 90-х годов часть стройкомплекса Москвы была реорганизована в АО — например, тот же «Мосинжпроект» стал акционерным обществом в 2010 году. При Собянине приватизация продолжилась и несколько компаний, ставших сейчас крупными финансовыми узлами и подрядчиками стройкомплекса, также выросли из бывших ГУПов. Некоторые, например, АО «Центр-Инвест», были проданы, но часть так и остались под контролем города. Это, например, «Управление экспериментальной застройки микрорайонов» — заказов на 33 млрд, поставок на 9 млрд рублей ×, УРСТ — заказов на 77 млрд, поставок на 46 млрд рублей ×, «Моспроект-3» — заказов на 35 млр, поставок на 20 млрд рублей ×, «Моспромпроект» — заказов на 6 млрд, поставок на 14 млрд рублей ×, «Мосгорсвет» — на 3,8 млрд, поставок на 3,9 млрд рублей. Если в форме ГУП предприятия еще были обязаны вести часть деятельности по 44-му закону, то в акционерной форме они оказались полностью непрозрачны.

44-й закон очень жесткий: желание уйти из-под него можно было бы объяснить попытками работать более эффективно. Но с 2017 года компании под 223-му закону оказались не обязаны публиковать сведения о поставщиках по контрактам — так правительство России пыталось защитить их от санкций. И стройкомплекс Москвы получил дополнительный бонус — почти весь строительный госзаказ столицы оказался скрыт от общественного контроля.

Впрочем, у мэрии Москвы есть еще более изощренный способ спрятать свои расходы.

Бирюков, сотрудников которого неоднократно обвиняли в коррупционных связях, получил свою должность еще при Лужкове. Именно в ведении Бирюкова находится программа, которая в основном и обеспечила «похорошение Москвы» — «Моя улица». Коммунальный комплекс также озеленяет улицы, расцвечивает их в «едином светоцветовом решении» и разгоняет над Москвой облака. Последнее обходится дешевле всего: 2,6 млрд руб. за последние пять лет — совсем немного по сравнению с «Моей улицей» с бюджетом 123 млрд руб. только на ее первом этапе, завершенном в к 2018 году.

Траты на транспорт

Департамент транспорта Москвы и подведомственные ему учреждения — третий по объемам контрактов заказчик столицы: более 1,5 триллиона рублей за 10 лет при Собянине. Это без учета контракта на 610 млрд руб. на строительство метро, переданного «Мосинжпроекту». «Московский метрополитен» израсходовал при Собянине триллион рублей на закупку вагонов и заказы на ремонт уже действующих станций метро. Оценка «Проекта» по данным сайта «Госрасходы» Счетной палаты. Дептранс также реформировал автобусные перевозки: заключил договоры с несколькими частными подрядчиками, самый крупный из которых «Трансавтолиз» — 34 млрд руб. за 2011-2020 гг ×, входящий в ГК «Автолайн», принадлежащий, по данным СМИ, × бывшему председателю правления банка «Стройкредит» Сергею Моисееву. Одно из главных достижений Дептранса — интеллектуальная система управления транспортом в Москве. Ее поставщик — «Швабе-Москва», входящая в «Ростех» — стоимость контракта на 2018-2023 годы — 18 млрд рублей.

Несколько лет центр Москвы в пределах Садового кольца — а именно этот район вошел в программу — был перекрыт и перекопан. Часть дорог превратили в пешеходные зоны, другие отремонтировали. Всего в программу попали более 140 улиц, причем многие — до 40% по подсчетам Forbes — по несколько раз. Новый Арбат, Моховую и Манежную, например, мостили сначала в 2013 году, потом в 2016-м. На проспекте Мира, Варшавском, Ленинградском шоссе и других магистралях сначала проводились обширные работы по ремонту дорожного полотна — силами и бюджетом стройкомплекса, а позже — благоустройство прилегающих тротуаров силами уже коммунального комплекса, которое обошлось еще в 10 с лишним млрд руб. Программа «Моя улица» была формально завершена в 2018 году, но затем возобновилась с прежними расходами — 20-30 млрд руб. в год. Разница в том, что теперь благоустройство обещано и жителям Москвы за пределами Садового кольца. Лишь в 2020 году, на фоне расходов на борьбу с коронавирусом, мэрия решила временно приостановить программу.

Парковая культура

Парк «Зарядье»

Существенный вклад в «похорошение Москвы» внесли столичные парки, скверы и другие «территории общего пользования». На их строительство и реконструкцию при Собянине потратили более 300 млрд руб. Несколько десятков парков и скверов построили с нуля, например Зарядье, Ходынское поле, «Южное Бутово», несколько сотен территорий реконструировали. Парки не только построены, но и обладают приличными годовыми бюджетами на содержание и улучшение, — к примеру, до 1,9 млрд руб. у ЦПКиО им. Горького в 2019 году.

В коммунальном комплексе больше 160 заказчиков. Треть общей суммы контрактов раздают ГБУ «Автомобильные дороги» и АО «Мосводоканал». С 2011 по 2020 годы они в качестве заказчиков заключили контрактов на 435 и 277 млрд руб. соответственно. Здесь та же история, что и на стройке, — большая часть суммы разыграна по непрозрачному 223-му закону. Размазанность коммунального госконтракта по десяткам заказчиков и непрозрачность поставщиков по 223-му закону сделали некоторых из них, с контрактами на десятки миллиардов рублей, практически неизвестными публике.

Именно от коммунального комплекса, а точнее, от «Мосводоканала», получил половину из своих 64 млрд руб., заработанных на столичных госконтрактах, один из самых непрозрачных подрядчиков Москвы — «Группа компаний ЕКС». Эта фирма, хотя ее владельцы по документам неизвестны, лидирует среди поставщиков Москвы в сфере ЖКХ и благоустройства В сфере ЖКХ ЕКС могут опередить только недавно объединившиеся фирмы «Эколайн» и «МКМ-Логистика», если их подряды посчитать суммарно. В индивидуальном зачете ЕКС — абсолютный лидер.

Рейтинг подрядчиков Москвы

Кто больше всех заработал на «вызывающем потреблении» столицы

Топ-20 подрядчиков без учета компаний, принадлежащих правительству Москвы

Основа госзаказа столицы — крупные строительные контракты, которые за 10 лет Собянина сосредоточились в нескольких крупных компаниях, владельцы которых либо тесно связаны с мэрией, либо дружат с президентом страны, либо спрятаны за номиналами и офшорами.

01
«Мостотрест»
441,5 млрд.

Отрасль: Дорожное строительство
Бенефициары: Друг Владимира Путина Аркадий Ротенберг — через ООО «Стройпроектхолдинг»

«Мостотрест» начал получать контракты от правительства Москвы в 2011 году с реконструкции развязки МКАД и Ленинградского проспекта за 4,8 млрд руб. В следующем году компания уже получила крупнейший на тот момент контракт Управления дорожно-мостового строительства Москвы. За 121 млрд руб. она должна была построить часть Северо-Западной хорды и несколько развязок с МКАД в прилегающих районах. Потом «Мостотрест» строил Крымский мост, а с 2018 года снова получил контракты в Москве: на участок Северо-Восточной хорды, тоннель и развязки на Калужском шоссе. Наконец, Ротенберг же получил подряд и на строительство метро — участок Сокольнической линии, что в итоге сделало его крупнейшим частным подрядчиком правительства Москвы при Собянине.

02
«Метровагонмаш»
402 млрд руб.
Отрасль: Транспорт
Бенефициары: Трансмашхолдинг (Alstom, Искандер Махмудов, Андрей Бокарев)

«Метровагонмаш» поставляет вагоны московскому метро с самого его основания. В 2010-х годах это его основной заработок, только к метровагонам прибавились еще трамвайные вагоны для той же Москвы. Впрочем, другого рынка в России и нет: за 10 лет предприятию удалось продать только несколько вагонов в Екатеринбург и Самару. Отношения «Трансмашхолдинга» с Москвой не ограничиваются поставками вагонов метро: в этом году Махмудов и Бокарев «безвозмедно передали» городу 51% акций компании «Мосметрострой», которой они владели с 2012 года. Это один из крупнейших метростроителей Москвы с контрактами на сумму более 150 млрд в 2010-х годах.

В совет директоров «Трансмашхолдинга» в 2003-2011 годах входил нынешний вице-мэр Москвы по транспорту Максим Ликсутов , ему принадлежала доля в 6-7%, по оценке газеты «Ведомости». В 2012 году он заявил, что продал ее «своим партнерам». В 2013 году Ликсутов развелся с женой, Татьяной Ликсутовой. Благодаря разводу она стала владелицей других активов семьи, в том числе общего с Махмудовым и Бокаревым «Аэроэкспресса» , работающего в Москве. Оппозиционер Алексей Навальный подозревал, что развод был фиктивным, что сам Ликсутов опровергал .

03
«МИСК», «АРКС»
286 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство
Бенефициары: Дмитрий Давыдов, ранее — Геннадий Тимченко

МИСК начинала работать еще при Юрии Лужкове и прославилась как один из крупнейших подрядчиков по укладке плитки в Москве. АРКС знаменита строительством ЦКАД, Северо-Восточной хорды, Южной рокады.

Основателем МИСК считается Геннадий Животинский, который в 2000-х работал директором ОАО «Мосинжстрой», возникшего в результате приватизации одноименного госпредприятия. В 2012 году долю в компании купил бизнесмен, ведущий инфраструктурные и энергетические проекты в Ханты-Мансийском округе (ХМАО),Дмитрий Давыдов. Со временем Давыдов стал собственником половины МИСК, еще 50% принадлежит компании «Ю 2», бенефициары которой неизвестны. ХМАО, где строил бизнес Давыдов и его семья, — родной регион для мэра Москвы Собянина. О знакомстве мэра и владельца МИСК ничего неизвестно.

В 2016 году, по данным СМИ, × МИСК купила другого крупного подрядчика Москвы — ИФСК АРКС, которая с 2011 по 2015 годы принадлежала Геннадию Тимченко, давнему другу президента Путина. В тимченковский период компания получала по 20-40 млрд руб. госконтрактов в год, в основном от правительства Москвы. После ухода Тимченко компания практически полностью потеряла московский заказ. До прежних объемов он не вырос и в последующие годы, однако стабильно составляет 3-4 млрд руб., а у МИСК — от 5 до 35 млрд, что позволяет этим компаниям вместе занимать третью строчку рейтинга.

04
«Ингеоком»
139 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство, метро
Бенефициары: банк ВТБ, до этого семья Михаила Рудяка

Компания «Ингеоком» была основана предпринимателем Михаилом Рудяком еще в конце 80-х и к 2000-м годам стала одним из лидеров московского строительного рынка: строила метро, торговые комплексы «Охотный ряд» и «Атриум». В 2007 году Рудяк скончался, компания перешла его вдове и детям. Но удержать бизнес они не смогли, и к 2015 контроль над компанией перешел к банку ВТБ, пытавшемуся таким образом проконтролировать возврат долгов «Ингеокома». «Ингеоком» на тот момент строил несколько станций метро, а в 2018 году получил крупный — на 14 млрд — контракт на реконструкцию и строительство на Варшавском шоссе от ГКУ «Москворечье».

05
ГК «ПИК»
131 млрд руб.
Отрасль: строительство жилья
Бенефициары: Сергей Гордеев

ПИК — крупнейший по объемам российский застройщик. До запуска Фонда реновации контрактов с правительством Москвы у него не было. На реновации же ПИК заработал 114 млрд руб., еще 17 млрд — на более мелких контрактах, начиная с 2018 года. На ПИК приходится четверть всех контрактов фонда реновации.

Гордеев до того, как заняться девелоперским бизнесом, был известен в качестве совладельца «Инвестиционной компании Росбилдинг», прославившейся агрессивными поглощениями предприятий и объектов недвижимости. Другого совладельца «Росбилдинга» Михаила Черкасова связывали с Аркадием Ротенбергом, другом президента, фирма которого занимает первое место в нашем рейтинге.

06
МСУ-1
108 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство
Бенефициары: ГК ФСК (семья бывшего чиновника стройкомплекса Москвы Александра Воронина)

Глава семьи Александр Воронин начиная с советских времен занимал крупные должности в стройкомплексе Москвы. В 2002 году он ушел на пенсию с позиции заместителя главы стройкомплекса Москвы Владимира Ресина и занялся частным строительным бизнесом: скупил у трудового коллектива акции компании «Главмосстрой», когда-то принадлежавшей Москве. Потеряв компанию в итоге конфликта с Сулейманом Керимовым, Воронин вместе с сыном и дочерью создал новую — ФСК «Лидер» (с 2019 года просто ГК ФСК), в которой строительная компания МСУ-1 — один из двух крупных производственных активов наряду с домостроительным комбинатом ДСК №1.

07
ИБТ
78 млрд руб.
Отрасль: строительство метро
Бенефициары: неизвестны В 2013 году московский «Мосинжпроект» стал совладельцем компании
ИБТ, учрежденной украинским метростроителем «Интербудтоннель» — по 49%, еще 2% было у «Банка Москвы». Совместное предприятие получило контракт на строительство станции метро Рассказовка — у украинцев были необходимые для этого мощности, а Москве, по словам Марата Хуснуллина × не хватало своих подрядчиков. В 2016 году Москва вышла из состава учредителей компании, а к 2019 году все ее собственники оказались в офшорах. Председатель ее совета директоров — бывший зампредправления «Нафтогаз Украина» Владимир Петрук. Крупнейшие контракты фирмы — строительство участка метро по Солнцевской линии до аэропорта Внуково за 30 млрд руб. и участок от Каховской до проспекта Вернадского за 35 млрд руб.

08
«МКМ-Логистика» и «Эколайн»
66 млрд руб.
Отрасль: ЖКХ
Бенефициары: инвестиционный фонд Acmero Сapital Симана Поваренкина, бывший директор ГУП «Мосгортранс» Евгений Михайлов

В 2019 году московский мусорный оператор «Эколайн» приобрел своего более крупного конкурента — «МКМ-Логистика». Последний на момент продажи принадлежал семье Александра Чигиринского, компании «Чистая логистика» Степана и Павла Дмитриевых (сыновья экс-главы ВЭБа Владимира Дмитриева) и сыну президента Сбербанка Олегу Грефу. В 2017 году доля в компании принадлежала также сыну первого замруководителя администрации президента Алексея Громова, Алексею Громову-младшему.

Симан Поваренкин — бывший совладелец группы «Промышленные инвесторы», владелец компании Geopromining, добывающей в России золото и сурьму, в Армении — золото, серебро, медь и молибден. Там его партнером был сын Аркадия Ротенберга Игорь.

Вместе две компании стали крупнейшим игроком мусорного рынка. У обеих заключены несколько многолетних контрактов с городом: у «Эколайна» это контракты на 15 лет на вывоз мусора в Северном и Центральном административных округах Москвы, у «МКМ-Логистики» — аналогичные контракты в Западном и Юго-Западном округах.

09
Ростелеком
65 млрд руб.
Отрасль: ИТ и коммуникации
Бенефициары: государство, частные инвесторы

«Ростелеком» — основной поставщик услуг по передаче данных с узлов учета тепла и видеокамер по заказам правительства Москвы. Ближайшие конкуренты — «Комкор» и «Мегафон» — имеют аналогичные контракты, но камер у них меньше.

10
ГК ЕКС
64 млрд руб.
Отрасль: промышленное и дорожное строительство, благоустройство
Бенефициары: скрыты

Бенефициары компании ЕКС неизвестны, хотя в последние годы компания преуспевает не только в Москве, но и в других важных регионах (Санкт-Петербург, Ярославль, Нижний Новгород, Тула). О том, кто стоит за загадочным подрядчиком и почему им благоволят руководители российских регионов, — читайте в совместном расследовании «Проекта» и Forbes.

11
«Трансинжстрой»
57 млрд руб.
Отрасль: строительство метро
Бенефициар: государство через Росимущество

«Трансинжстрой» — бывшее строительное управление Министерства транспортного строительства СССР, которое строило в Москве метро еще в 70-х. Было выделено в отдельное предприятие и акционировано в 1993-м, осталось под контролем государства, хотя часть акций приобрели менеджеры. Курирует его Главное управление спецпрограмм президента России. К приватизации в ближайшие годы предприятие не планируется.

12
УСК «Мост»
55 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство, строительство метро
Бенефициары: Руслан Байсаров, Владимир Костылев

Москва не ключевой рынок для «Моста», большинство объектов у него по России — вплоть до мостового перехода через Босфор Восточный на остров Русский. В 2012 году 25% плюс одну акцию «Моста» приобрел Геннадий Тимченко, который до этого также стал совладельцем строительной компании ИФСК АРКС и собирался создать крупный холдинг. Но в 2015 году Тимченко продал свою долю в УСК «Мост» выходцу из Чечни, другу Рамзана Кадырова, предпринимателю Руслану Байсарову. Тот в 2016 году нарастил пакет до контрольного, а основатель компании Костылев остался ее совладельцем. После этого компания снова получила крупный контракт на строительство метро в Москве, предыдущий был в 2013-м.

13
КАМАЗ
51 млрд руб.
Отрасль: транспорт
Бенефициар: ГК Ростех, ООО «Автоинвест» (50% у Виталия Мащицкого, по 30% у Сергея Когогина и Рубена Варданяна), Daimler Truck AG

«Мосгортранс» начал покупать технику у КАМАЗа в 2018 году — низкопольные автобусы и электробусы с зарядными станциями. За 2018-2020 годы было закуплено более 1 тыс. автобусов и 200 электробусов. В планах КАМАЗа была организация сборки электробусов в Москве, поскольку город планирует с 2021 года отказаться от закупки дизельных автобусов. Глава основного владельца КАМАЗа — «Ростеха» — давний друг президента, его коллега по КГБ, Сергей Чемезов. Совладелец «Автоинвеста» Мащицкий — друг детства Чемезова.

14
«Хартия»
45 млрд руб.
Отрасль: ЖКХ
Бенефициары: Игорь Чайка, Светлана Егорова, Александр Пономарев

По договорам с правительством Москвы «Хартии» отошли контракты на вывоз мусора в Восточном и Северо-Восточном округах столицы. Основной владелец компании — сын бывшего генпрокурора России Юрия Чайки Игорь Чайка, утверждавший, что отец ему никак не помогал в бизнесе. «Хартия» — основной актив младшего Чайки, у которого много разных инвестиций, но мусорный бизнес — самый зависимый от государства.

15
«Горизонт»
41 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство
Бенефициары: Идет банкротство.
Бывшие владельцы: Вадим Крылков, Борис Жуков, с 2018 года Роман Алленов.

16
НПО «Космос»
34 млрд руб.
Отрасль: дорожное строительство
Бенефициары: Идет банкротство.

Бывший владелец компании Андрей Черняков обвиняется в хищении 14 млрд руб. из «Банка Москвы» и невыплате 1,2 тыс. рабочих заработной платы в размере 182 млн руб.

17
«Трансавтолиз»
34 млрд руб.
Отрасль: транспорт
Бенефициар: Сергей Моисеев (ГК «Автолайн»)

«Автолайн» — крупнейший частный пассажирский автоперевозчик Москвы. У компании 128 маршрутов. Моисеев купил компанию в 2014 году, а известен еще и тем, что претендовал на пост руководителя провластной бизнес-организации «Опора России».

18
«Комкор»
33 млрд руб.
Отрасль: ИТ и коммуникации
Бенефициары: до июня 2020 года — «Ренова». Сейчас — бывший топ-менеджер «Реновы» Максим Майорец

«Комкор» (бренд «Акадо») — крупнейший сетевой провайдер правительства Москвы и подведомственных ему организаций. Кроме того компания передает данные с камер видеонаблюдения во дворах и подъездах в Москве.

19
«Крост»
32 млрд руб.
Отрасль: строительство жилья
Бенефициар: Алексей Добашин

«Крост-Д» входит в группу «Крост» девелопера Алексея Добашина, работающую в Москве с 90-х. В составе группы — несколько бетонных заводов, включая производство уличной плитки. При Лужкове «Крост» участвовал в «первой волне» реновации, а после прихода команды Собянина получал лишь мелкие, на общую сумму меньше миллиарда рублей, контракты с московской дирекцией гражданского строительства. Кроме жилых домов для фонда реновации, «Крост» принимал участие в строительстве инфекционного госпиталя в Вороновском весной 2020 года, но сколько именно заработал, неизвестно.

20
НПО «Путевые технологии»
30 млрд руб.
Отрасль: ЖКХ
Бенефициары: Халэф Гильфанов, Андрей Бабиков через «Уральский завод противогололедных материалов»

«Путевые технологии» — это крупнейший поставщик противогололедных реагентов для ГБУ «Автомобильные дороги». При Юрии Лужкове в Москве одно время отказывались от реагентов во дворах и на тротуарах и посыпали их гранитной крошкой, но после прихода Собянина вернулись к химическим средствам. Основатель завода, который производит реагенты, и обладатель патентов на химические смеси — сын Халэфа Гильфанова Рустам.

Материал подготовлен совместно с журналом Forbes.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий