Из авторитаризма на автозаке прямиком в полицейскую диктатуру

«Митинг был хороший, а перспективы хреновые. Меньше всего мне сейчас близки те комментаторы, которые говорят, что это мрак перед рассветом, агония режима, сравнивают это с путчем 91-го. Ничего подобного. Очевидно, закончился переходный период 2012/14-2019, закончилось время гибридности и игрушечной политики в разрешенных песочницах, и из смешанного авторитаризма мы приехали на автозаке прямиком в полицейскую диктатуру», — пишет журналист и профессор НИУ ВШЭ на своей странице в Facebook.

Митинг в Москве 10.08.2019
Митинг в Москве 10.08.2019

«А те «спящие институты», о которых вещала Шульман, оказались не парламентом и Конституционным судом, а Росгвардией и Следственным комитетом, они отстраивали под себя нормативную, административную и политическую базу, и вот теперь они проснулись. И если символом былой гибридности и дозированной публичности был Навальный (вопрос эпохи — «почему он до сих пор на свободе?»), то реперной точкой, боюсь, станет его посадка и разгон ФБК.

Можно сколько угодно спорить о терминах — является ли это «новым 1937-м» (я считаю, что является, — не в смысле уровня репрессий и числа расстрелянных, а по грамматике террора, по роли страха в легитимации власти) или «военным переворотом», «восстанием силовиков» (Александр Морозов правильно пишет, что оно имело место уже давно, просто сейчас произошла трансформация ноумена в феномен, вещи в себе в вещь для нас) — это не столь важно. Важно то, что после московских выборов и зачистки митингов режим легитимируется не симулякрами демократии и публичности, а силовым ресурсом. А в остальном все останется прежним — гранитная плитка, крафтовое пиво, Общественная палата, СПЧ и КГИ, либералы в экономическом блоке, жизнь побежит по прежним рельсам, нефти на наш век хватит.

Я пишу это не затем, чтобы напугать или призвать к немедленной эмиграции, а чтобы ясно осознавать, в какой новой реальности полицейской диктатуры мы оказались, и строить свои жизненные траектории и повседневное поведение, исходя из этого малоприятного факта.

А что касается митинга, то он удивил двумя вещами. Во-первых, новым лицом протеста — молодым, небитым и непуганым, пришедшим впервые, пришедшим из сети, вышедшим не столько за независимых депутатов и не за Навального, и уж точно не ради движухи (как было в «восстании школьников» весной и летом 2016-го), а просто из чувства достоинства и попранной справедливости. Основной аргумент «мне было бы стыдно не пойти». И во-вторых — нерелевантностью сцены. Я понимаю, что кабели обрубили, и стоя в ста метрах от сцены, мы не видели и не слышали почти ничего, а за спиной было еще тысяч тридцать. Но дело даже не в этом, а в том, что сцена вообще не нужна, митинги со сценой, декларацией и политической программой, «лидеры оппозиции» и «мастера культуры» — это безнадежно устаревший 20-й век.

Люди пришли, не чтобы послушать рэп через плохие динамики и не чтобы принять заявление; они пришли, чтобы прийти, заявить о себе, проголосовать телом. Политика 21 века (постполитика) — это не партии, лидеры и митинги, а это желтые жилеты — неуловимый, спонтанный, сетевой, недискурсивный протест, и в этом отношении важны были эти постмитинговые народные гуляния (и мой респект сотням храбрецов, настоящих граждан, которые заявили свое право на город в лицо озверевшим карателям), как и митинги в других городах.

Как уже не раз отмечали, протест — это теперь не волна, а облако, и даже арест Навального, да и любого другого лидера, радикально на это не повлияет, огонь по штабам не работает, недопуск на выборы не работает, террор против молодежи только расширяет и разветвляет сеть, а силовики этого не понимают и, как обычно, готовятся к прошлой войне.

Но у сети есть одна большая проблема: она неполитическая, и потому не может прямо поставить вопрос о власти. Она может подготовить почву, ослабить оппонента, привлечь внимание мира, создать ситуацию. Но вопрос о власти будут решать другие. А их пока нет. Поэтому это сумерки не перед рассветом, а перед ночью. Зажигайте дома свет, запирайте двери и будьте начеку. Рассвет обязательно наступит, но когда и для кого — я не берусь сказать».

Related posts

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий

*

2 + 20 =