Михаил Касьянов: Главный сценарий транзита не сработал

Передача «Особое мнение»

Маша Майерс: Владимир Владимирович шутит, мы тоже себе позволим. «Я же по базовому образованию тоже юрист, но это очень сложно — юристов слушать. Без полбанки не разберешься». Смешно?

Михаил Касьянов, политик, глава партии Народной свободы: Не смешно, потому что сам смысл всего, что начало происходить и будет в ближайшие месяцы, конечно, это возмутительная вещь я бы сказал.

М.Майерс: Поясните, что вас так сильно возмущает. Мне казалось кого-кого, а вас удивить сложно.

М.Касьянов: Меня возмущает лицемерие и цинизм, с которым все это происходит. И как скрывается главный смысл всех поправок. И как работает пропаганда. И все СМИ. И кремлевские политологи, пропагандисты. Конечно, установка, что что-то такое хорошее для людей будет сделано. Непонятно вообще, людям непонятно, для чего эти поправки нужно вносить и почему такая срочность. Что такое они сделают эти поправки, почему станет лучше людям жить. Что такое произошло или происходит, почему нужно срочно менять Конституцию. Делать 22 добавления, изменения в Конституцию. В этом главная проблема. И ни Путин, ни его окружение не могут объяснить, для чего это делается. Они говорят, что вроде как нужно улучшить жизнь россиян.

М.Касьянов: Меня возмущает лицемерие и цинизм, с которым все это происходит. И как скрывается главный смысл всех поправок.
М.Касьянов: Меня возмущает лицемерие и цинизм, с которым все это происходит. И как скрывается главный смысл всех поправок.

М.Майерс: Ну ладно. У нас есть целый Михаил Касьянов, который, конечно же, понимает, зачем это делается и в чем там суть. Вы можете как с одной стороны вы можете со стороны, извините за повтор, оценить то, что происходит. С другой стороны, вы видите изнутри, как это устроено. Давайте с самого начала. Когда Путин об этом заявил – для вас стало это неожиданностью?

М.Касьянов: В какой-то степени неожиданностью, я ожидал…

М.Майерс: 20 лет говорил, что не будет трогать Конституцию.

М.Касьянов: Я ожидал, что-то будет происходить, в любом случае. Поэтому в ноябре-декабре все смотрели вокруг переговоров с Белоруссией. С белорусским президентом Владимир Путин совещался, наверное, раз 6 по несколько часов.

М.Майерс: Это все обсуждали белорусский сценарий. Союзное государство.

М.Касьянов: Именно. И такая трата времени президента на главу другого государства, не слишком важного, это же не президент США. Но важность Лукашенко за эти два месяца в глазах россиян и тех, кто следит за политикой в России, выросла очень сильно. Все поняли, что отрабатывается главный сценарий, то, что в Кремле называют транзитом. Главный сценарий – я говорю сценарий удержания власти. Он не сработал. И в январе пошло другое. Сразу же, не дожидаясь ничего, очень быстром темпе аж сразу после новогодних праздников. Вы спрашиваете, в чем смысл.

М.Майерс: Что самое главное?

М.Касьянов: Мария, посмотрите, 22 поправки. Две из них, чуть позже о них поговорим. Две – социальные так называемые. Остальные 20 связаны только с одним – с укреплением власти президента. Я утверждаю: все они направлены на укрепление власти президента. Вся болтовня о том, что укрепляется власть, передаются какие-то полномочия парламенту – это просто болтовня.

М.Майерс: Простите, можно уточнение. А президента или лично Путина?

М.Касьянов: Президентской должности.

М.Майерс: Но президент может быть не Путин. Путин может быть главой Госсовета, например.

М.Касьянов: Давайте я вам поясню. Две главных вещи, там много, но две главные темы, которые проходят.

Первое – уменьшить полномочия исполнительной власти, а именно премьер-министра. Уже премьер-министр становится не просто главой правительства, а просто старшим министром. Он теперь может быть уволен просто решением Путина. Не все правительство идет в отставку, вся исполнительная власть и все заново начинается формирование исполнительной власти. Просто увольняется один из членов кабинета. Ничего после этого не происходит.

Второе важное в этой сфере. Путин хочет в Конституции закрепить свои полномочия по назначению министров и руководителей ведомств силового блока. Не только министра обороны. В Конституции сегодня ничего нет такого. Президент сегодня не является главой исполнительной власти. Главой исполнительной власти является правительство, а именно – премьер-министр. Путин – гарант Конституции, и главнокомандующий. Там нет ничего про руководство оперативное руководство деятельностью каких-то министерств. Он вообще не имеет отношения к исполнительной власти. То есть формально сегодня существует два ключа. Любые вопросы в области оборонной и внешней политики решаются двумя ключами. Президентом и правительством. Путин это хочет ликвидировать. Он теперь сам без премьер-министра будет назначать руководителей этих ведомств. Сейчас они все назначаются в порядке общем формирования правительства. Общий порядок формирования правительства предполагает, что премьер-министр вносит предложение по кандидатурам. А Путин хочет закрепить, что он руководит всем, включая полицию, то есть правоохранительные системы. не только обороной, не только внешней политикой… Даже ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций, даже министерством юстиции. Даже полицией. Даже Росгвардией. Он все это отводит. Он делит правительство пополам.

Теперь, поскольку президент, конечно, глава государства и он старше премьер-министра, теперь он становится главой исполнительной власти, а премьер-министр становится заместителем по социально-экономическим вопросам. Путин или президент становится главой исполнительной власти. Это серьезное изменение в Конституцию.

Вторая вещь важнейшая – это судебная ветвь власти. Которая Путину кажется не очень встроена в вертикаль. Сегодня президент назначает судей или представляет их для назначения. Но теперь он хочет не просто назначать судей, но и определять, кто же из них будет председателем суда, кто будет заместителем председателя суда. Более того, он теперь хочет вместо судейского сообщества увольнять этих судей. Они назначаются пожизненно, а если совершил проступок – то Путин будет теперь оценивать, президент будет оценивать, что это за проступок. Является ли основанием для увольнения. Более того, записывается в поправки о том, что не только проступок, но и другие какие-то совокупность обстоятельств, которые создают невозможность исполнения судьей своих судебных полномочий. Это означает, что любой судья Верховного или Конституционного суда, прежде чем принять свое судебное решение, он будет думать: а не возникнут ли завтра какие-то обстоятельства такие, совокупность, по которым можно признать, что я не способен исполнять. То есть могу быть уволен. Поэтому я думаю, что очень скоро в судебной ветви власти приверженцев верховенства права не останется совсем.

Related posts

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий

*

семнадцать + один =