Офшорная империя La Hougue Джона Дика

Джон Дик

«Открытые медиа» вместе с European Investigative Collaborations (EIC), The Bureau of Investigative Journalism и Toronto Star рассказывают историю империи по отмыванию средств, построенной сыном российских эмигрантов на острове Джерси и успешно проработавшую 40 лет.

Совместное расследование основано на попавших к журналистам документах трастовой компании La Hougue, зарегистрированной на острове Джерси в проливе Ла-Манш. Этот архив, получивший название Jersey Offshore, содержит более 350 000 страниц служебных записок, контрактов, электронных писем и банковских документов. Они доказывают: компания содействовала уклонению от уплаты налогов и отмыванию денег в крупных размерах, в том числе путём подделки документов. Управляющие этой фирмы считали, что юристы знаменитой Mossack & Fonseca, через которую отмыли сотни миллионов долларов предприниматели и политики по всему миру, «действовали слишком чисто».

Среди клиентов La Hougue были бизнесмены со всего мира, в том числе и из России: услугами компании пользовались бывший тесть Романа Абрамовича, предприниматель Александр Жуков, которого в начале 2000-х итальянские правоохранительные органы подозревали в торговле оружием, и экс-глава московского представительства одного из крупнейших в мире трейдеров, давнего партнёра «Роснефти», Glencore International Игорь Вишневский.

Александр Жуков

Коробки с секретным архивом компании La Hougue

Позже вместе со своим супругом Даррином Стоком она обнаружила в коробках десятки тысяч секретных документов трастовой компании La Hougue, инициировала несколько судебных процессов и подала в суд на собственного отца Джона Дика, выяснив, что именно он руководил La Hougue и, по мнению Тани, был причастен к хищению $50 млн у собственной семьи.

Многолетний владелец Сент-Джона, 82-летний канадский миллионер Джон Дик не известен широкой публике, но он — значимая фигура в деловом мире. Бизнесмен родился в 1938 году в Канаде в семье выходцев из России, учился в США, поселился в Денвере, штат Колорадо, сколотил состояние на недвижимости, входил в правление телекоммуникационной компании O3b в Руанде, был послом доброй воли президента этой страны Поля Кагаме, поставлял такси-москэбы по заказу московского правительства Юрия Лужкова. Сейчас он входит в правление американского телекоммуникационного гиганта Liberty Global и живёт в Панаме. Теперь к его биографии добавился ещё один факт — уважаемый бизнесмен оказался создателем и руководителем офшорной империи на Джерси.

Поместье Сент-Джон, Джерси

Таня Дик-Сток и Даррин Сток

Джон Дик отрицает все обвинения и считает, что его дочь распространяет ложную информацию. Через своих юристов он ответил EIC, что не совершал ничего противозаконного. Он признаёт, что переписывался с руководителями La Hougue и рекомендовал эту компанию своим знакомым, но только потому что она управляла трастами его семьи. Он отрицает, что ему было известно о сделках, совершаемых клиентами с помощью фирмы. Всю ответственность за противоправные действия он возлагает на Ричарда Уигли, который отвечал за оперативное управление La Hougue и уже признался в суде США в подделке документов. Процесс по делу Джона Дика в суде Денвера должен начаться в ближайшие несколько месяцев.

Таня и Даррин Сток живут в Денвере, поместье Сент-Джон на Джерси несколько лет назад было выставлено на продажу и в 2020 году перешло к новому владельцу.

Слева направо: Стивен Кнудсон, Джон Дик, Даррин Сток, Кеннет Катшоу и Таня Дик

С 1991 года La Hougue расширила круг клиентов. Им она сообщала, что создана для того, чтобы «обеспечить максимально возможный уровень конфиденциальности». «И делать то, что немыслимо для траста Barclays и других трастовых компаний», — добавлял директор Уигли в одной из служебных записок. «Я ненавижу платить налоги», — признавался он в письме к одному из клиентов, подчёркивая, что La Hougue даёт возможности для «значительной экономии налогов». С помощью La Hougue клиенты регистрировали офшорные компании в Джерси и на Британских Виргинских островах, но их названия крайне редко упоминаются в отчётности трастового холдинга: каждой фирме присваивался индивидуальный четырёхзначный код, который и использовался в документах, в том числе при банковских переводах. Таким образом, La Hougue позволяла скрыть не только имена конечных бенефициаров фирм, но и сами названия офшорных структур. Но большой объём данных в финансовом архиве позволил журналистам установить основных клиентов компании и понять, чем им помогала офшорная сеть.

Большинство клиентов La Hougue — знакомые Джона Дика, американцы, канадцы и британцы. Среди них были, например, денверский владелец «сексуально-ориентированных» развлекательных ресурсов по прозвищу «король порно» Эдвард Ведельштедт, осуждённый за вымогательство и налоговые махинации, и израильский арт-дилер Рональд Фюрер, владевший картиной Боттичелли. Нашлись среди тех, кто пользовался услугами La Hougue, и россияне.

Игорь Вишневский — в начале 1990-х годов глава алюминиевого департамента, а в 1998—2003 годах — руководитель всего московского представительства Glencore International, стал клиентом Джона Дика в 2003 году. Glencore был акционером «Русала» и, благодаря сделкам с «Роснефтью», вошел в число крупнейших покупателей российской нефти, а в 2016 году стал миноритарием российской нефтяной компании. Из документов La Hougue и электронных писем Джона Дика следует, что Вишневский вместе с Диком приобрели завод Aaron’s Bodyworks в Лос-Анджелесе, который строил, модифицировал и реставрировал дорогие коллекционные автомобили. Вскоре предприятие было переведено в Джерси и спустя полтора года закрыто. После этого Джон Дик помогал Вишневскому наладить связи с властями и бизнесменами в Руанде, следует из переписки La Hougue. В 2011 году Вишневский стал директором золотодобывающей компании Simba Gold, основным активом которой являются шахты в Руанде. Сам он не ответил на вопросы EIC.

Отреставрированная на заводе Aaron’s Bodyworks — Rolls Royce Silver Ghost The Sorcerer 1925 года выпуска

Александр Жуков — известный бизнесмен, отец Дарьи Жуковой, бывшей подруги миллиардера Романа Абрамовича, был клиентом La Hougue в 2004—2008 годах.

Александр Жуков с дочерью Дарьей

В прошлом Жукова подозревали в причастности к торговле оружием. В 2001 году его задерживала итальянская полиция по делу о поставках одесской мафией в 1990-х годах оружия из Украины и Белоруссии в Югославию, но в 2004 году вместе с другими фигурантами дела он был оправдан. Тем не менее в 2005 году итальянский парламент в докладе о российской организованной преступности назвал Жукова членом «солнцевской группировки».

Через счёта пяти компаний Жукова в La Hougue прошло в общей сложности около $75 млн, следует из документов компании. В 2007 году российский бизнесмен получил письмо от Ричарда Уигли, в котором говорилось, что La Hougue помогла бизнесмену «преодолеть проблемы, которые не были созданы трастом». Суть этих проблем не разъяснялась.

Представитель предпринимателя подтвердил, что Жуков сотрудничал с компанией Джона Дика, но отметил, что его офшорные компании не имеют отношения к обвинениям в поставках оружия. «Участие в офшорных схемах в то время было всего лишь стандартным структурированием корпоративных и частных трастов в полном соответствии с законодательством. В конце 1990-х и начале 2000-х годов многие состоятельные люди использовали офшоры в своих деловых и частных структурах. У этого не было того негативного морального оттенка, который появился у офшорных схем в последние годы», — говорится в заявлении представителя Жукова.

Какие именно услуги предлагала и какие проблемы зачастую помогала решать клиентам La Hougue, можно понять из её внутреннего меморандума, озаглавленного «Краткое изложение доступных методов, позволяющих перемещать активы за границу». Этот документ, по сути, — справочник по уклонению от уплаты налогов и отмыванию денег. Среди перечисленных в нём методов работы компании:

— Перевод денег по фальшивым счетам, выставленным за неоказанные услуги.

— Инвестиции в «бумажные» проекты и «нарисованная» отчётность об отсутствии прибыли по ним. В качестве примера фирма приводит историю о вложении $300 000 в фиктивный проект недвижимости в мексиканском муниципалитете Лос-Кабос и подтверждении для налоговых органов, что проект не принёс дохода.

— Помощь клиентам в анонимной покупке недвижимости или её перепродаже без уплаты налогов.

— Предоставление неотслеживаемых кредитных карт, привязанных к подставным компаниям.

— Выдача чеков на небольшие суммы — до $10 000, с помощью которых можно перевести деньги в Джерси, чтобы положить потом на счета офшорных структур.

— Транзакции между десятками офшорных структур, которые делают невозможным отслеживание движения денег.

— Предоставление фиктивных ссуд, позволяющих клиенту легализовать получение или перевод средств.

В некоторых случаях La Hougue прибегала к изготовлению поддельных документов, таких как, например, кредитные сертификаты. «У него есть старые принтеры, старые пишущие машинки, старая бумага, старые ручки, чтобы всё было сделано правильно. Если ему нужно соглашение с вами от 1996 года, то оно будет напечатано на машинке, существовавшей в 1996 году, на бумаге 1996 года и подписано ручкой 1996 года выпуска», — рассказывал клиентам о возможностях директора Уигли один из сотрудников траста (разговор был записан и также передан консорциуму журналистов).

Пример неожиданного, но очень своевременного появления старых долговых документов у клиентов La Hougue, журналисты EIC обнаружили в истории с израильским арт-дилером Рональдом Фюрером. Ему принадлежала всемирно известная картина «Мадонна с младенцем» Сандро Боттичелли (1485 года), оцениваемая в $10 млн.

В 2005 году во время бракоразводного процесса и раздела имущества Фюрер получил счет от La Hougue на 10 000 фунтов стерлингов с лишним за «особые услуги», связанные с урегулированием развода: в письме указано, что размер гонорара обусловлен «значительным объёмом работы, связанным с созданием документации». После Фюрер объявил бывшей жене, что полотно Боттичелли ему больше не принадлежит. По его версии, картина была отдана в счёт погашения долга, возникшего ещё в 1990-х годах перед компанией Danehill Trading, которая в свою очередь уступила право требования панамской фирме Kraken Investments.

Обеими организациями, как следует из архива La Hougue, управлял трастовый холдинг Джона Дика. Фюрер же, как выяснилось в дальнейшем, представлял интересы нового владельца шедевра Боттичелли — Kraken Investments.

«Мадонна с Младенцем» (1485 г.), Сандро Боттичелли

Хотя Фюрер якобы больше не был владельцем «Мадонны с Младенцем», именно он, как представитель Kraken Investments, в дальнейшем боролся за полотно в судах. В 2007 году эта фирма разрешила нью-йоркской галерее Salander-O’Reilly выставить картину Боттичелли на выставке и затем продать её за $9,5 млн. Однако в том же году галерея объявила о банкротстве, её владелец признал вину в хищении $100 млн, в том числе у нескольких знаменитостей, включая Роберта Де Ниро. «Мадонна» не была возвращена владельцу: суд решил, что Kraken Investments не выполнила необходимые юридические требования, чтобы получить картину назад. Рональд Фюрер потратил семь лет, отстаивая в судах права компании на произведение искусства. В 2014 году, вернув полотно, он заявил, что, скорее всего, творение Боттичелли, доставившее столько хлопот, будет продано.

В 2007 году руководство La Hougue решило сменить юрисдикцию, опасаясь ужесточения законодательства Джерси по борьбе с отмыванием денег. Новая трастовая компания называлась Pantrust и располагалась в Панаме. Чтобы подготовиться к ведению бизнеса в этой стране, Уигли связался со знаменитой панамской юридической фирмой Mossack & Fonseca, в то время главной местной трастовой компанией. Но, как следует из переписки, Уигли счёл, что Mossack & Fonseca действует «слишком чисто, по инструкции», и нашёл другого юриста, «гораздо более прагматичного». Mossack & Fonseca пришлось прекратить деятельность в 2018 году, через несколько лет после того, как утечка её внутренних документов и основанные на ней журналистские расследования вызвали скандалы и отставки по всему миру.

В 2013 году Pantrust начали проверять местные надзорные органы, выявившие в компании многочисленные нарушения налогового законодательства. Спустя два года панамские власти отозвали у компании лицензию, что является большой редкостью для этой юрисдикции. Впрочем, Уигли успел создать резервную организацию на Британских Виргинских островах, La Hougue Trustee Limited, существующую до сих пор. Пока неизвестно, взяла ли она на себя обязательства La Hougue и Pantrust.

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий