Введенный ФСИН «карантинный» запрет на свидания» привел к серьезной социальной напряженности

Российские правозащитники и адвокаты составили карту с информацией о случаях респираторных заболеваний в колониях и СИЗО России. Проект «Серая зона» публикует как официально подтвержденные данные, так и сообщения от самих осужденных и их родственников, пишет «Коммерсант».

Директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина рассказала, что идея собрать данные о заболеваниях в местах лишения свободы у правозащитников возникла вскоре после начала пандемии. По ее словам, в официальной статистике по COVID-19 случаи заболеваний в исправительных учреждениях никак отдельно не выделяются, хотя все, кто находятся там, попадают в зону особого риска. Между тем родственники заключенных начали сообщать о возможных заражениях. По их словам, введенный ФСИН «карантинный» запрет на свидания привел к «серьезной социальной напряженности»: близкие осужденных волнуются за них, но не знают, где получить информацию.

Над созданием карты работало сразу несколько правозащитных организаций из разных регионов России: Московская Хельсинкская группа, «Гражданский контроль», Центр содействия международной защите, фонд «Общественный вердикт», Уральская правозащитная группа, а также адвокаты Вера Гончарова, Ирина Бирюкова, Каринна Москаленко, Мария Серновец и юрист Яна Гельмель. Кроме официальных сообщений ФСИН, проект публикует информацию от заключенных, их родственников и сообщения СМИ.

В среднем, по словам правозащитников, заболевание ежедневно охватывает пять учреждений ФСИН, но на ресурсе публикуются только те сообщения, которые подтверждены несколькими источниками. По каждому неподтвержденному случаю правозащитники направляют запросы в УФСИН или прокуратуру с требованием провести проверку и обеспечить безопасность как заключенных, так и сотрудников исправительных учреждений. Кроме того, на сайте есть образцы запросов, чтобы родственники имели возможность запрашивать сведения самостоятельно.

Правозащитники настаивают на том, чтобы сложившаяся практика информационной блокады и полной закрытости учреждений ФСИН от общества, особенно во время эпидемии, должна быть прекращена. ФСИН, как государственный орган, несет обязательства обеспечивать права на жизнь и здоровье людей, которые находятся под ее контролем. «Важная часть этих обязательств — принцип открытости перед обществом, — говорится в официальном заявлении на сайте «Серой зоны». — Никто не приговорен ни одним судом к тому, чтобы его оставили без медицинской помощи, тем более в условиях глобальной эпидемии».

Адвокаты также заявляют, что отсутствие реальных данных «порождает страх и слухи», а региональные УФСИНы отвечают на запросы формально или вовсе игнорируют их, а также отрицают даже сам факт массовости заболевания. Эта ситуация усугубляется отсутствием публичного обсуждения, а также возможного преследования по закону о фейках. Между тем карта респираторных заболеваний дает возможность прогнозировать течение второй волны вируса.

Ранее общественное объединение «Матери против политических репрессий», а также родные осужденных и подследственных по громким уголовным делам обратились к президенту РФ Владимиру Путину с требованием спасти заключенных и подследственных, находящихся в опасности из-за пандемии коронавируса. По их данным, колонии и СИЗО переполнены, арестованные и осужденные содержатся в помещениях с плохой вентиляцией и являются одной из самых многочисленных групп риска, в особенности в силу пониженного иммунного статуса, хронических заболеваний, отсутствия адекватной медицинской помощи и нормального питания.

По словам тех, кто находится в местах заключения, меры по профилактике от заражения коронавирусом в СИЗО неполны, дезинфекции и санобработки не проводятся, а элементарные средства индивидуальной защиты имеются далеко не у всех сотрудников СИЗО и ИК, не говоря об арестантах. Квалифицированная медицинская помощь, тем более с госпитализацией в гражданские медучреждения из СИЗО и ИК попросту невозможна: авторы обращения потребовали безотлагательного изменения меры пресечения и досрочной амнистии заключенным, а также перевода подследственных под домашний арест «при условии полной изоляции». Однако эта просьба осталась без ответа.

Related posts

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий

*

10 − семь =