«Здесь льют и налят миллионы»

За последние два года он несколько раз давал объявления о поиске партнеров и наборе прозвонщиков — сейчас его объявление висит в топе оплаченных объявлений форума. Своим работникам он предлагает практически стандартный пакет — работа с 9 утра до 18 часов вечера, пять дней в неделю, зарплата от 100 тысяч рублей, это процент от суммы, которую оператор сможет вывести со счетов своих жертв, вплоть до 30%. Чтобы попасть в команду, нужно пройти несколько ступеней собеседований, главный вопрос — наличие опыта в аналогичных мошеннических колл-центрах, а также умение работать по базам с холодными и горячими звонками (при наличии достоверной информации о собеседнике и без таковой).

Кроме этого, чтобы попасть в команду, надо отработать две недели на стажировке за 2 тысячи рублей в день. «Из обязанностей 100+ звонков в день на одного менеджера+почта+онлайн чат, ведение отчетности. Для работы все предоставляем, документы делать не надо, в команде есть отрисовщик». Все базы данных для звонков и технические средства — доступ в SIP-телефонию — предоставляют мошенники. Но легенду оператор должен придумать сам — в зависимости от задачи.

Андрей Новиков

На свободе находится только супермодератор Luca Brasi — Николай Журавлев. Про него известно, что ему 31 год, родился и вырос в московском районе Бирюлево. В 2012 году Хаджбикян и Журавлев пытались выдвигаться в муниципальные депутаты по району Восточное Бирюлево, а после провала своей избирательной кампании занялись бизнесом.

Им принадлежало в равных долях четыре компании — в том числе по продаже автозапчастей, компания по предоставлению телефонной связи и небольшое кафе в Светлогорске (Калининградская область) Crazy Tomatos. Все эти фирмы, по данным СПАРК, на сегодняшний день ликвидированы.

Сергей Михайлов (слева) и Руслан Стоянов

Интересно, что именно Михайлову приписывают участие в создании компании по борьбе с киберугрозами Сбера — Бизон. Якобы туда он собирался переходить из ЦИБа и даже успел устроить своих подчиненных.

Редакция The Insider просит считать эту статью публичным заявлением о преступлении и просит провести проверку по изложенным в ней фактам и возбудить уголовные дела в отношении виновных в мошенничестве.

***

Криминальные колл-центры под прикрытием администраций колоний и СИЗО

Оригинал этого материала
© «Новая газета», 19.10.2020

Зона уверенного отъема

Юлия Латынина

Количество денег, украденных у россиян мошенниками, которые маскируются под банковские колл-центры, растет по экспоненте. А расположены такие колл-центры в российских СИЗО и тюрьмах. То есть там, где, по идее, не то что мобильный телефон, муха не пролетит.

Еще в 2012 году основным видом мошенничества с картами был скимминг — мошенники крепили к банкомату считывающее устройство, узнавали номер карточки и пин-код и снимали деньги. Однако уже в 2017 году начался резкий рост «социальной инженерии». Это когда вам, к примеру, звонят и говорят: это служба безопасности вашего банка, у нас в банке работают мошенники, ваши деньги в опасности, вы сейчас, чтобы их спасти, должны срочно пойти к банкомату, и мы сообщим вам номер безопасного счета, на который вам надо их перевести.

И человек идет и переводит. И когда ему звонит настоящая СБ банка, которая отследила подозрительную трансакцию, отвечает: «Да, я хочу перевести эти деньги на этот счет. И вообще меня предупреждали, что сейчас мне будут звонить мошенники, чтобы удержать от перевода».

Чтобы был понятен размер проблемы. В «Сбере» с начала года зафиксировано 2,9 млн обращений клиентов о попытке мошенничества.

Это вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого года. За первые 8 месяцев 2019 года антифрод-система «Сбера» спасла от перевода 25,3 млрд клиентских рублей. За первые 8 месяцев 2020 года эта же сумма составила 42,4 млрд руб.

Объем мошенничества растет при полном бездействии правоохранителей. Вот если ты пластиковый стаканчик бросил в полицейского — то все. А если речь идет о мошеннических колл-центрах, хорошо организованных, с бухгалтерией, с отчетностью, с обучением персонала речевым техникам и способам развода клиентов, с закадровой музыкой, со специально подобранными номерами, похожими на официальный номер банка (такие номера покупают у фирм, занимающихся SIP-телефонией), то никто мошенника в тюрьму не посадит. И знаете почему? Потому что он уже там сидит.

То есть, конечно, сидят не все. Какая-то часть звонков идет с Украины. Но огромная часть звонков идет именно из СИЗО и колоний.

«Сбер» считает, что «тюремный колл-центр» есть в каждом третьем учреждении ФСИН. Ольга Романова и «Русь сидящая» — что он есть в половине.

Как это стало известно? Как ни странно, довольно просто. Криминал есть криминал, и если клиента не удалось раскрутить, то «звонари» иногда переходят на тюремный жаргон, а иногда и признаются.

В «Сбере» рассказывают про звонок: мошенника вывели на чистую воду, он в ответ признался, что он сидит в колонии на диване в теплом и чистом месте и должен давать норму. Если он ее не выполнит, его пошлют на менее приятные работы.

Ольга Романова приводит еще один чудесный пример: мошеннику дали понять, что он мошенник. Он в ответ тихо: «Это ИК-47. Если я не буду звонить, мне не будут давать воды, еды, будут бить».

Главный удар на себя, разумеется, принял «Сбер». Он ведь — 60% банковского рынка России. Когда стало ясно, что МВД-ФСБ-ФСИН не делает ровным счетом ничего, «Сбер» взвыл и обратился к сотовым операторам. Он дал им номера телефонов мошенников и координаты учреждений ФСИН. «Сбер» попросил операторов привязать координаты исходящих звонов к координатам тюрем.

И составил карту. За август 2020 года из такого-то учреждения ФСИН совершено свыше 600 удачных мошенничеств, а из такого-то — свыше 500, а из московского СИЗО № 1, более известного, как «Матросская Тишина», — всего 225.

И знаете, что тут прекрасно? Что ровно в предыдущем месяце, в июле, по настоянию «Сбера» «Матросскую Тишину» ошмонали. Изъяли симки и оборудование.

И объявили, что колл-центр был организован рядовым инспектором и опером, а начальство об этом знать не знало. Ну конечно…

И что? И ничего. Колл-центр из СИЗО «Матросская Тишина» после ареста якобы главарей продолжил работу как ни в чем не бывало.

The Insider, 14.10.2020, «Это служба безопасности Сбербанка! (шепотом) Помогите, это ИК-47!». Как администрация организует тюремные колл-центры»: Ранним июльским утречком в СИЗО «Матросская тишина» произошёл необычайный шмон. Шмонали и сидельцев, и вохру. И делали это сотрудники СК и ФСБ. Быстро выяснилось, что инициатором самого большого кипеша прошлого лета стал Сбер, которого давно достали мошенники из «колл-центров».

Много чего изъяли в камерах: симки, телефоны, беспроводные наушники — сотни гаджетов. Арестовали двух сотрудников, попавшихся под руку. Вот они, злодеи, рядовой инспектор и опер, которые затянули в СИЗО техники минимум на 7 млн рублей.

Это они контролировали тюремный колл-центр, где было до 50 «сотрудников», которые делали в среднем 20 тысяч звонков каждую неделю. Это они затащили серьезное оборудование и каким-то невероятным образом делали так, что мощные глушилки, которыми давно оснащена «Матросская тишина», сделались совершенно бесполезными при работе тюремного колл-центра. — Врезка К.ру

Отметим здесь две вещи.

Первое: ковид никак не затронул этого экспоненциального роста мошенничеств. ФСИН всегда объясняла: это-де родственники и адвокаты проносят телефоны. Теперь адвокаты ходить не могут, а оно растет как на дрожжах.

Второе. Бизнес, заметим, почти безрасходный. Потому что у любого бизнеса одна из главных статей расходов — это зарплата работникам. А тут работников содержит государство. Обеспечивает их пайкой и шконкой.

А если работник не выдает на-гора результат, его лишают пайки. Даже рабовладельцы так хорошо не устраивались, им, бедолагам, приходилось раскошеливаться на рабов.

При этом «звонари», т.е. те, кто собственно звонит клиенту, — не имеют доступа к деньгам. Все, что у них есть, — это номер карточки, на которую надо сделать перевод. Карточка — это другая часть криминального бизнеса.

Те, кто занимается карточками, известны как «дропперы». Это люди, которые преобразуют деньги на карточке в наличку. Они, к примеру, сажают десять человек в микроавтобус, и этот микроавтобус едет по банкам, а каждому человеку выдают по пять карт. Если банк заблокирует одну карточку, у них всегда будет еще. То есть это целая разветвленная бизнес-структура. Части бизнеса отданы на аутсорсинг. И у этой структуры все рассчитано. […]

Как вы думаете, что случилось, когда «Сбер» и сотовые операторы показали ФСИН схему, на которой координаты телефонов были привязаны к координатам колоний? Правильно — ничего.

«Сбер» запустил в начале года сервис: любой клиент может пожаловаться на попытку обмана, и собрал 550 тыс. жалоб. По жалобам было заблокировано 30 тыс. номеров (система фиксирует номера подозрительных карточек — клиент, например, может вбить номер карточки и проверить, не была ли она замечена в мошеннических действиях).

Согласитесь, что этот сервис должен быть подарком для МВД. МВД может взять все эти 550 тыс. жалоб — и у него будет огромная база. Как вы думаете, взял МВД в работу эту базу? Ха, держи карман шире. У нас опера и следователи с ума сошли, добавлять себе 550 тыс. висяков?

То есть оцените красоту бизнес-конструкции. Она сложная. Она предполагает аутсорсинг, имеет ноль расходов на содержание живой силы. Она защищена от внезапных обысков и шмонов. Всюду может ворваться СК. Пилить болгаркой дверь свидетеля Ирины Славиной — ради бога. Но две вещи для СК, как известно, недоступны. Это дом Геремеева, некогда подозреваемого в убийстве Бориса Немцова, где им не открыли, хотя они стучались, — и система ФСИН.

А когда «Сбер» и сотовые компании сделали часть работы за государство, то им сказали, что они ошибаются.

А когда «Сбер» вынес проблему на Совет безопасности, то ФСИН предложила удивительное решение — дать ему на глушилки 3 млрд руб.

Освоить 3 млрд руб. — штука, конечно, хорошая. Есть только одна проблема — глушилкой серьезный колл-центр заглушить нельзя. Глушилки работают в заданной полосе частот. Современные же средства связи используют такую широкую полосу частот, что закрыть их всех глушилками — очень дорого. […]

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», я принимаю пользовательское соглашение и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта

Добавить комментарий